29 Apr 2014

0lga_marple: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] olgavch в В Киеве открылась русофобская выставка "Осторожно — русские!"

В Киеве открылась русофобская выставка "Осторожно — русские!"
Полностью согласна с главой Правозащитного центра Всемирного русского народного собора Романом Силантьевым, который считает, что киевская выставка  - повод к созданию организации, которая бы отслеживала и наказывала организаторов русофобских проявлений, сообщает «Интерфакс-Религия»:
«Русским давно пора взять пример с евреев и создать организации типа Антидиффамационной лиги и Центра Симона Визенталя, которые бы искали и наказывали их обидчиков по всему миру».

Путин придет - порядок наведет

Представим себе на секунду возможность подобного безобразия в Москве о каком бы то ни было народе. Кстати, единственные российские культуртрегеры, кто развлекался подобным акционизмом — также обличали русских камуфлированных ванек и сейчас как раз поддерживают киевскую хунту.

Какой бы вой поднялся, позволь себе Россия нечто подобное...

http://maxpark.com/community/politic/content/2695166
0lga_marple: (Default)
У нас на Кубани в этом году весна затяжная, море ещё холодное, а в прошлом году в это время уже купались.
Сирень цветёт. Тюльпаны почему-то разделились по цветовому признаку и красные уже отцвели, а жёлтые дружно распустились через неделю.
Всех - с наступающими праздниками!!!
DSC01606 (2)
DSC01618
0lga_marple: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] d_v_sokolov в Лица сопротивления Юго-Востока. Игорь Стрелков
Когда на телевидении и в сети появилось интервью командующего отрядами самообороны Славянска Игоря Стрелкова:

Мне сразу бросились в глаза не только его открытость и ум, но и некоторое внешнее сходство с белыми офицерами. Что-то в облике было интеллигентное, располагающее, напоминающее старые фотографии с дроздовцами и марковцами.
Как оказалось, неспроста. Военный лидер Юго-Востока помимо всего прочего, еще и реконструктор, специализирующийся именно на Белом движении и Российской императорской армии. И, если верить тому, что пишут в сетях, еще и монархист по убеждениям.
Так кто там говорит о том, что против хунты восстали сплошь "ватники и совки"?
Сопротивление Юго-Востока удивительно тем, что прямо какая-то глубинная, и казалось уже потерянная Россия в лицах встает. Что "дед Бабай", что Стрелков.

Радует, что есть такие люди, способные отстоять свои права, предпочтя сопротивление позору и жизни под ярмом русофобов. Желаю искренне победы Славянску и всему Юго-Востоку. Чтобы они были услышаны, и их требования были удовлетворены.
___
Оригинал взят у [livejournal.com profile] black_karlos в Дроздовцы в огне 2014


Игорь Стрелков (Гиркин), полковник запаса, ветеран войны в Боснии в 1993. Командир гарнизона Славянска. Дроздовец-реконструктор, в мае 1996 зачислен в состав Дроздовского Объединения с чином унтер-офицера (временно до решения вопроса о признании чинов ДобрКорпуса).

Любопытный Георгиевский шеврон на левом рукаве.
Интервью и видео из Славянска.

Под катом - фото с реконструкции. )
0lga_marple: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] zergulio в Украинськи страхуйки
Оригинал взят у [livejournal.com profile] nords_nisse в Украинськи страхуйки-1

Ондрейкина цыбуля
Жил в Киеве мальчик Ондрейко, двадцати девяти лет. Дуже он хотел, чтобы стало на Украине как в Европе и даже ещё краще – и люто боролся за то: написал на плакате чего хочет и ходил по улицам, хотел. И не ведал в пылу борьбы, что когда наступят холода, захочется ему внезапно есть.

Read more... )

Василькин схрон

Жил мальчик Василько, разменял он четвёртый десяток и понял, что дуже хочет, чтобы Украина была свободной от клятых оккупантов-москалей. С лютой ненависти к ним пошёл он в лес, выбрал там большую поляну и выкопал на ней схрон.

Вот, сидит Василько в своём схроне, ждёт оккупантов, изучает карту Московской области, куда планирует послезавтра свою партизанскую борьбу перенести. Устанет Василько карту изучать – представляет, как он рашкованских спецназовцев будет одним только грозным взглядом в бегство обращать. Или возьмёт его в плен лично Путлер, начнёт пытать – а Василько ему ничего-ничего и не скажет…

Задремал так Василько в своём схроне. Просыпается – ночь глубокая, и как-то тревожно на душе. Прислушался – ничего.

Выглянул Василько наружу: пустая поляна, лес кругом, по опушке ведьма на бурсаке к себе в ПАСЕ торопится, спокойно всё. Тиха украинская ночь.

Вернулся Василько назад в схрон – и вдруг видит – ой, диду-диду! – высовывается из стены чёрная-чёрная рука. Не иначе, нашёл Васильку сам Путлер. Схватил Василько ту руку и цап её зубами! Завыло тут, затрещало кругом. Чувствует Василько – ещё одна рука из стены вылезла и за ногу его ухватила. А ещё две сзади к жопе тянутся. «Ну, - думает Василько, - пропадать мне! Тогда хоть поскачу напоследок!». Начал он скакать. Ослабли тут чёрные руки, отпустили Васильку.

«Тю! – говорят со всех сторон. – Це ж не Путлер, це ж наш хлопець!»…

Вылез из схрона Василько – и глазам не верит. Пришла в движение поляна, пришёл в движение лес, вся ридна Украина от горизонта до горизонта в движение пришла: всюду схроны распахиваются, отовсюду выходят борцы с кацапскими оккупантами. Так их много, схронов, так тесно друг к дружке жмутся, что стенки между ними – тоньше картона, рукой проткнуть можно.

С тех пор не видели больше Васильку. Остался он в своём схроне. Сидит там, оккупантов вылавливает, да борьбу свою знаменитую, партизанскую, в московскую область переносит.

Оксанкина перемога

Жила девочка Оксанка, 1975 г.р. Дуже хотела она счастья для Украины – и добилась бы его, если бы не совки-ватники из рашки-парашки, которые Оксанке в том люто пакостили. Ох и била бы Оксанка совков-ватников, которые ей люто пакостили, если бы они из своей рашки-парашки носу казали.

Исстрадалась Оксанка, лицом потемнела, уж и новой баррикаде не рада. Как вдруг слышит она на заре: шумит Днепро. Скрежещет по днепровским порогам киль авианосца «Джордж Вашингтон». Поднимается он вверх по течению, а с ним – три ракетных эсминца и корабли прикрытия до кучи.

Спрыгнул с палубы прямо к Оксанке гарный хлопец. «Я, - говорит, - как есть капитан Бартоламью. Пришёл, Оксанка, конец твоим страданиям, не будут больше совки-ватники душу твою терзать. Стрельну я прямо сейчас по Москве крылатыми ракетами «Томагавк». Триста пятьдесят две штуки одним махом запульну, чтобы никакая кацапетовская «Сатана» не смогла бы их перехватить!».

Заплакала тут Оксанка от счастья, но говорит капитану ласково: «А как если Путяра в ответ ржавой рашкованской бомбой стрельнёт? У него сердца-то нету!».

«Не бойся, добрая Оксанка, - отвечает Бартоламью. – Закрою я тебя грудью-орденами, отведу удар. А потом поедем мы с тобой далеко-далеко, в Ивано-Франковск, будешь ты там в цветных лентах ходить, красивая, а я тобой любоваться буду и от лучевой болезни умирать. Широко заживём!».

Вот нацелил капитан Бартоламью триста пятьдесят два «Томагавка» на поганую Москву, прямо на клятую кремлюку – и рукой махнул, и полетели ракеты с ядерными боеголовками решать все Оксанкины проблемы: «Разом нас богато!».

Как вдруг вскинулась Оксанка, застонала глухо. Ведь там, в поганой Москве, не только путлерские рабы-ватники, там ведь не меньше десятка людей, которых жалко Оксанке терять.

«Стойте, соколы! – кричит она вослед «Томагавкам». – Как уберечь мне Макаревича с Шевчуком?! Как Гнедопыхина от верной гибели спасти?! Да ведь в Москве сейчас «Океян Ельзи», который кацапы обманом и угрозами к себе на гастроль завлекли! Не хочу их всех жизней лишать!».

«Ничего-ничего, добрая Оксанка, - кричат ей из Москвы Макаревич с Гнедопыхиным. – Разве ж это жизнь у нас тут? Рази прямо в нас своими ракетами! Так, чтобы половину сразу в брызги распылило, а остальных позже чудовищными рентгенами в пепел пережгло! Потому не видим мы большего счастья, Оксанка, чем за твою евроинтеграцию смерть принять нелепую и ужасную! Слава Украине!».

«Героям слава!» - плачет Оксанка. Уткнулась она лицом в передник, ждёт взрывной волны. А той всё нет и нет. Подняла дывчина голову, смотрит в сторону клятой Московии – нет, не вырастает над кремлюкой рощица ядерных грибов, не пузырится Красная площадь от необыкновенных температур.

Пригляделась Оксанка – ой, диду-диду! – нет больше «Томагавков» с ядерными боеголовками. Как только пересекли они границу, так начали их совки-ватники, по своему обыкновению, распиливать. И где-то между Старым Осколом и Тулой все ядерные боеголовки с тех крылатых ракет вчистую спиздили. Падают теперь на поганый московский асфальт трубы железные, совсем почти без начинки. А всего обиднее – что по друзьям Оксанки они всё же нет-нет, да попадают, как те и просили. Макаревичу рёбра перебило, Гнедопыхину ноздрю оцарапало. «Океяну Ельзи» раскуроченная ракета прямо в барабан воткнулась. И даже Акунину – бывалому, вроде бы, человеку – гептиловой струёй седую шерсть на спине опалило.

А на Спасской башне, верхом, лапти свесив, Путлер сидит, на балалайке тренькает и хохочет нечеловеческим голосом.

Поняла тут Оксанка, кто в России есть главная сатана.